07 июля 2015 года в Торговом доме «Библио-Глобус»…

 

07 июля 2015 года в Торговом доме «Библио-Глобус» по адресу  г. Москва, ул. Мясницкая, д.6/3, стр.1 состоялось очередное заседание Правового клуба «ЗАКОН и Я». Приглашенным участником заседания Правового клуба стала Заместитель Директора Международного Фонда правовых инициатив по научно-исследовательским вопросам Лаврентьева Мария Сергеевна.

Правовой клуб «ЗАКОН и Я» является совместным проектом Электронного СМИ «ЗАКОНИЯ», «Союза криминалистов и криминологов» и торгового дома «Библио-Глобус». Задача Клуба – реализация широкого спектра программ и проектов, мероприятий по популяризации права как системы норм, регулирующих отношения в обществе, борьбе с правовым нигилизмом граждан, мониторингу правоприменения в России и за рубежом.

Темой очередного заседания Правового клуба стала: «Ложь истца в суде: как ее пресечь?»

В отличие от европейской и американской практики, в России истец и ответчик не обязаны говорить в суде правду, а ответственность за дачу ложных показаний по закону несет лишь свидетель. Этот парадокс приводит к тому, что немалое количество решений российских судов обусловлены  возможностью истца или ответчика скрывать правду, оставаться при этом безнаказанными и к тому же, выигрывать судебные споры.

На сегодняшний день, в спорах о введении запретительной нормы на ложь в суде определились две взаимоисключающие точки зрения.

Уголовная ответственность за предоставление заведомо неверной информации может отпугнуть обывателя от обращения в суд для разрешения споров. Кроме того, ложь истца может относиться к избранным формам защиты сторон в гражданском судебном процессе, утверждают специалисты НИИ проблем законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ.

Помимо экспертов, принявших участие в заседании Правового клуба, ведущими научными криминологическими центрами Российской Федерации были представлены их позиции по обсуждаемому вопросу. Так, например, Любовь Прокудина, старший научный сотрудник НИИ проблем законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ заявила:

«…Я не поддерживаю мнение, что истца надо привлекать к ответственности за недостоверную информацию. Одно дело, когда мы обязываем свидетеля говорить правду и за нарушение предусмотрена уголовная ответственность. Свидетель участвует в процессе для того, чтобы та информация, которой он владеет, могла быть положена в основу судебного решения. Это доказательство по делу. Свидетель не является заинтересованным лицом. Когда же мы пытаемся распространить такую ответственность на заинтересованных лиц, коими являются стороны, то это может повлечь очень не желательные последствия в силу того, что лицо может выбрать любой способ своей защиты в силу незнания, в силу каких то иных подходов.

Это традиционно присутствует в российском процессуальном законе, истец и ответчик не несут ответственности за свою позицию. Это может быть способом защиты своего права. И когда суд оценивает объяснения сторон, а такая форма доказательства у нас есть, суд всегда должен учитывать, что эти объяснения могут страдать такими дефектами, поэтому оценивать он их должен в совокупности с другими доказательствами по делу.

Если же истец представляет подложные документы, это уже иное средство доказывания. За это он может нести ответственность, потому что такая ответственность предусмотрена. Но возлагать на истца, особенно в гражданском процессе, где участвуют граждане совершенно юридически неподкованные и где их позиция может быть вызвана именно незнанием закона, ответственность за недостоверную информацию, которая может содержаться в объяснениях, неправильно. Возложение ответственности может повлечь за собой отказ от обращения в суд, отказ от судебной защиты.

Безусловно, объяснения сторон являются доказательством по делу, но это способ защиты заинтересованного лица. Вы не можете сказать, что можете защитить себя только вполне определенным способом, нет. Если истец избирает неправильную форму, предоставляет недостоверную информацию в своих объяснениях, то вероятней всего и суд сочтет, что он не доказал правомерность своей позиции. Он же обязан ее доказать. Каждый должен доказать то, на что он ссылается. Удалось или нет доказать, это уже другая ситуация. Но если мы станем угрожать за отстаивание своей позиции уголовной ответственностью, то извините, тогда доверие к суду у нас резко упадет. В суды просто не пойдут, обыватель будет бояться, как бы не было хуже…»

В свою очередь, Игорь Михайлович Мацкевич, ученый-криминолог, почетный работник прокуратуры РФ, доктор юридических наук, профессор Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина, считает что:

«…Дача заведомо ложных показаний гражданами, за исключением тех, кто перечислен в ст.51 Конституции РФ – неуважение к суду. Но во всех странах мира именно дача заведомо ложных показаний и есть неуважение к суду. Вы знаете, что за рубежом дается присяга. Наша присяга заменяется подписью о том, что гражданин предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Но только свидетель подписывает. Получается, остальные не подписывают и ни за что не отвечают.

Когда реформировали постсоветское пространство, Россию, в частности, правовую систему, почему то об этом напрочь забыли. И вот в процессе реформирования взяли и автоматически перенесли эту традицию дальше, не подумав, что всех других сдерживающих механизмов больше не существует….»

В ходе заседания Клуба были прослушаны доклады представителей экспертного сообщества, состоялась дискуссия с участием гостей мероприятия. Проведено игровое моделирование частного случая судебного заседания и обсуждение конкретных законодательных инициатив с целью их формулирования и представления Министерству Юстиции РФ в рамках совместной работы Минюста и электронного СМИ «ЗАКОНИЯ» по мониторингу правоприменения.

 

 

Поделиться: